Можно ли всех людей делить на две части?

Власть пытается вбить в наши головы мысль о том, что мы все (то есть население России) делимся на две части: на либералов и патриотов. Хотя, даже сам президент на словах, является явным приверженцем либерализма. Дурдом!
Типа: есть патриоты, которые до усрачки любят Россию, а значит и Путина с его командой — и есть либералы, которые все сплошь русофобы и подлые наймиты Госдепа.
Но это всё фигня. Даже если сами представители власти верят в эту выдумку их собственного сочинения — выдумка остаётся выдумкой.
Разделение есть, но оно совершенно иного плана.
Население России (так же как и население всех других стран) делится на две части — на людей нормальных, и на умственно неполноценных (попросту говоря — дураков). И тут уж ничего не поделать.
И нормальные люди, являются одновременно и настоящими патриотами своей страны.
Нормальные люди понимают, что Россия, под совершенно безумным руководством кремлёвских гопников, зашла в своём развитии в тупик.
И выйти из этого тупика можно только в том случае, если дать кремлёвским большого крепкого пинка.

Пост ни о чем.

Вот уже третий день сыплет снег - даже ездить по городу жутко. Точка. Вот творится такая-то фигня во взаимоотношениях с близким человеком. Мне хреново от этого. Точка. Нет я не стремлюсь кого-то обвинить, что-то перечеркнуть или поменять. Просто пишу то, что чувствую. И смотрю я на то, что происходит вокруг меня. Это не только про мою страну. Но я не собираюсь тратить ни секунды своего времени на обсуждение каких-то кретинов. У меня всё-таки есть много более интересных дел.
Но вот, если честно - надоела чудовищная косность, агрессивность и безвкусица многих моих сограждан. Надоел восторг, с которым люди кидаются в океан ничего-не-думания. Такое сладкое желание отказаться от малейших попыток сообразить, что же на самом деле вокруг происходит-таки. Говорят, что Бернард Шоу однажды сказал: «2 процента людей — думает, 3 процента — думает, что они думают, а 95 процентов людей лучше умрут, чем будут думать». Вот это меня, если честно, сильно огорчает. Чтобы идти вперед и вверх, нужны мир и красота. Тёзка Б.Г. сказал. И я с ним согласен.

ТАКОВА СЕЛЯВА?

Первую половину жизни мы проецируем себя на окружающий мир. Вторую – наоборот.
В смысле, сначала мы переделываем все под себя. Решаем, где учиться, куда пойти работать, кто нам друг, а кто – предатель, какие книги, музыка и мода – правильные, а какие – нет. У нас есть уверенность, что мы ЗНАЕМ, и мы хотим, чтобы все было так, как кажется нам правильным.
Потом наступает перелом. После которого жизнь начинает объяснять нам, как все обстоит на самом деле. И с работой, и с семьей, и с тем, что нас ждет.
Тут, правда, возможны, варианты.
Некоторые прут напролом. «Прогибают мир под себя». Несмотря на существующее почитание такого типажа, мне он не кажется привлекательным. Умным – тем более.
Некоторые опускают руки и замыкаются в узком круге – семья, дача, телевизор. Ну, идея ясна, тут говорить как бы не о чем.
А некоторые открывают глаза и начинают впитывать. Читать дневы на ЖЖ например. Потому что окружающий мир умнее самого умного из нас, по-любому. И мне кажется, в этот момент больше всего узнаешь, чувствуешь и понимаешь, чем в молодости, что бы ни говорили по этому поводу британские ученые.

ХОРОШО, УЖЕ ЗНАЕМ КТО ВИНОВАТ, НО ЧЁ ДЕЛАТЬ-ТО?

Совершенно очевидно - власть плохая. Потому что не практикует реальной выборности и сменяемости. Без этих основополагающих принципов, она не ощущая берегов, неминуемо зажиреет и застогнирует. Проходили. К тому же она тотально и нагло ворует и... врёт. Я бы сказал - очень плохая у нас власть. Надо менять.
С этим разобрались. Идем дальше. Нормальными демократическими способами (выборами), эту власть сменить нельзя. Во первых она с помощью административного ресурса, свои выборы ловко фальсифицирует ("карусели", переписывание протоколов, массовое привлечение в УИКи зависимых от власти учителей), во вторых, любую опасность для себя власть "выбривает" ещё на дальних подступах а кое-кого, с помощью чеченцев и прочих преданных Рамзану бойцов, может и убрать (Немцов, Политковская, Старовойтова, Щекочихин, Маргелов, Холодов...) Т.е. власть предсказуемо консервирует себя на верхах. Но в гораздо большей, потому что мы – такие меняльщики.
Да, застой. Да, плавно протекающий упадок. Но ведь и при застое руководящее сословие может очень неплохо жить. Достаточно только соблюдать правила техники безопасности: не слишком давить на народ; не требовать от него изъявлений любви и, тем более, материальных жертв; перестать замахиваться на великие эксперименты и суперпроекты; прекратить пугать мир сверхдержавной жестикуляцией. Нет же, наши этому принципу следовать не хотят. Вопреки конституции, на которой клянутся, оформляют платную медицину, образование, вводят "платон", а монополисты повышают ставки ЖКХ, стоимость бензина, электроэнергии, лекарств и транспортных услуг.
А у нас нас есть вечная "отмазка": мы ничего не делаем, так... поворчим. Потому что, типа ничего сделать нельзя, потому что власть не дает. И не даст ничего сделать. Кесарь не тот.
Ну, на счет кесаря я с вами спорить не буду, но главная наша проблема не в кесаре, а... в слесаре. Вот кто у нас, в самом деле, не тот. Мы с вами, дорогие друзья, не те. А кесарь – что кесарь? До кесаря высоко. А мы с вами ничего не делаем и ничего не хотим делать здесь и сейчас. Внизу.
А что делать-то?
Ах, если бы это было бы вопросом! Когда спрашивающий хочет узнать, что можно делать. Не наш случай. У нас этот вопрос – риторический. Он же и ответ. Что делать ничего нельзя. Отличный способ оправдать свое ничегонеделанье и нежелание что бы то ни было делать.
Нежелание понятное. Объяснимое многими причинами. Хотя бы тем, что и ресурса свободного на деланье особенно нет. Чуть поболтать в сети – максимум, на что этого свободного ресурса хватает и потом... страшно. Всё понятно. Кроме одного – зачем обманывать себя. Скажите прямо – ничего делать не хочу. Или – ничего делать не могу, времени нет. И всё станет на свои места. Но это не наш случай. Мы с упоением морочим себе (прежде всего – себе) голову, что ничего сделать нельзя. И скромно смотрим в пол, когда у нас допытываются, а чего именно НАМ нельзя СДЕЛАТЬ.
А что все-таки можно? Да, кучу всего можно сделать. Прежде всего, можно пытаться понять, что так: при постоянной лжи, обмане, манипулировании и оболванивании с помощью СМИ, воровстве, лицемерии - жить нельзя! Можно организовываться в небольшие группы и пытаться, пусть и только внутри этих групп, жить той жизнью, какой мы хотели бы жить. Можно проектировать новую жизнь, создавать ее опытные образцы и экспериментировать с ними. Можно коллекционировать "добрые" дела нынешней власти во всех ее ветвях: базы данных "Никто не забыт и ничто не забыто". Кучу разных дел можно было бы делать...
Если только хотеть делать. Тут и времени большого могло бы не понадобиться: с миру по нитке...
Но в том-то и дело, что делать мы не хотим. За исключением нескольких активистов, в целом – не хотим. И не делаем исключительно по этой причине. А валим на Путина. Как будто именно Путин должен нам устроить хорошую жизнь. Ту, какую он мог нам устроить, он уже устроил. Это ясно.
А дальше надо... самим.

О СОПРИЧАСТНОСТИ.

Когда человек резко теряет деньги, его окружение обычно делает вид, что ничего не случилось. С ним стараются так же разговаривать, встречаться, проводить время. Даже, может быть, несколько чаще и больше, чем прежде. Но это только поначалу. Неизбежно настает момент, когда поддержание отношений становится в тягость. Человек заведомо не может себе позволить ходить в те же рестораны, клубы, магазины, что и его «круг». И ездить отдыхать со всеми. Да и говорить с ним становится довольно тяжело – многие темы щепетильны, что-то говорить не стоит, чтобы не звучало похвальбой, что-то не хочется слушать, чтоб не воспринять как жалобу…
И так потихоньку отношения сходят на нет.
С больными то же самое. По первости все бегут в больницу, несут апельсины-мандарины. Стараются повеселить и пожелать «скорейшего выздоровления». Рассказывают истории из жизни, чтобы держать в курсе.
Но если болезнь серьезная и долгая – все начинает меняться. Спустя время нелепость и ненужность традиционных апельсинов становится очевидной всем. Говорить о выздоровлении неумно, потому что все понимают, что это не случится вдруг. Рассказы из жизни бывших знакомых и коллег тоже как-то неуместны, потому что о жизни, которая мимо проходит.
А коль скоро еще и помочь по-настоящему никто не в силах, настает день, когда заботливые визитеры тают. Тем более, что и зрелище это не из самых приятных…

Вот если задуматься, все по-своему правы. Логично ведь все и естественно. Невозможно возложить на себя чужую беду и проблему и нести ее, как свою. Своих тоже у каждого в жизни немало. Невозможно отдать нуждающемуся деньги, потому что для этого нужно лишить чего-то собственных близких. Невозможно взять на себя уход за больным, потому что это время и силы, которые нужны для себя и для своих.
Но почему-то говоря об этом, многие стараются смотреть в сторону, словно провинились.
Непонятно мне, если честно, где грань между здравым смыслом и черствостью

Кого на самом деле можно считать русскими?

Откуда произошли русские? Кто был нашим предком? Что общего у русских и украинцев? Долгое время ответы на эти вопросы были могли быть только умозрительными. Пока за дело не взялись генетики.